facebook

Латвия теряет заводы из-за российского кризиса

96
Foto: Wikimedia / Votexx2

Рига — Сразу две латвийские компании оказались в тяжелой ситуации из-за потери российских рынков. И если парфюмерную фабрику спасают массовые акции в соцсетях, то понадобится вмешательство государства.

Без России

Dzintars — одно из крупнейших латвийских предприятий, широко известных за пределами страны. Однако в последние годы его финансовые показатели далеки от успеха. Проблема оказалась в российских рынках.

«Проблемы начались [во время кризиса] в 2008 году — в том числе в России, — говорит Русской службе Би-би-си глава компании Илья Герчиков. — Там мы потеряли очень большие деньги. С этого рынка мы не уходим, но он весьма убыточный. Ситуация усугубилась со спадом валют».

Согласно данным регистра CrediWeb, обороты компании заметно падают с 2012 года. Прибыли тут давно не было, однако в 2014 году убытки составляли уже не сотни тысяч, а почти 1,5 миллиона евро, в 2015 — более 2,5 миллиона евро.

В заявлениях фабрики говорится, что на данный момент Dzintars рассчитался со всеми долгами за исключением задолженностей по налогам — но это еще 3,2 миллионаевро.

В итоге предприятие добровольно запросило в суде начало процесса правовой защиты. Если суд удовлетворит просьбу, кредиторы в лице государства не смогут инициировать процесс неплатежеспособности и будут вынуждены подождать с выплатами.

«Долг Dzintars аккумулировался годами. Накапливать убытки на восточных рынках — не лучшая стратегия. Сейчас мы на финальной стадии процесса. Мы говорим о продукте мирового класса, который мог бы быть на тех рынках, на которых его почему-то нет», — говорит Русской службе Би-би-си советник министра финансов Юрий Спиридонов.

Спасают все

В латвийском минфине считают, что возможные проблемы компании связаны со стратегией управления и маркетингом. В самом Dzintars полагают, что с маркетингом проблем нет, а есть проблемы с поисками новых рынков, столь необходимых в условиях падения рынков СНГ.

Сейчас предприятие рассчитывает получить отсрочку. «У нас есть маркетинговая стратегия, мы знаем, что 2015 и 2016 год — убыточные, а в 2018 году будет рост», — говорит Русской службе Би-би-си глава компании Илья Герчиков. В ближайшее время Dzintars планирует выпустить новую линию продуктов, продавать которые собирается на новых рынках — например арабских.

«За последние 15 лет произошла подмена понятий: вместо качественных продуктов люди покупают красивую упаковку. Мы принципиально против такой стратегии», — продолжает он. А потом добавляет: покупателям стоило бы знать, что «они могут получить либо продукты «эко» и «био», либо результат на лице». Однако против веяний моды идти сложно.

Но, как оказалось, вполне возможно. Сразу после того, как стало известно, что предприятие просит о начале процесса правовой защиты, в социальных сетях началась кампания «поможем спасти Dzintars». Жители страны, кажется, в массовом порядке отправились в магазины скупать кремы этой марки, чтобы потом выложить их фотографии в соцсетях.

«Оказалось, люди за нас болеют», — говорит Герчиков. В итоге, по его словам, продажи выросли в два-три раза. Поможет ли это спасти компанию — неизвестно, однако в новейшей истории Латвии подобных прецедентов пока не было.

Крупнейший работодатель

C Даугавпилсским локомотиворемонтным заводом ситуация иная — тут нужны финансовые вливания совершенно другого порядка.

Предприятие считается крупнейшим в регионе заводом, производящим капитальный ремонт подвижного железнодорожного состава.

Еще полгода назад его называли еще и крупнейшим частным работодателем в Даугавпилсе — втором по величине городе страны с самым высоким процентом русскоязычного населения. Для крайне депрессивного региона почти тысяча рабочих мест — немало.

Однако ввиду сложной экономической ситуации летом предприятие объявило об увольнении 432 сотрудников — почти половины. Спустя несколько месяцев завод рассказал о новых проблемах: банк отказался смягчать условия кредитования, в итоге предприятие вынуждено просить помощи у государства — на данный момент в виде госгарантий для банка. Это означает, что если завтра завод обанкротится, то долги отдавать придется госказне.

В заявлениях самого завода ситуация характеризуется как критическая. Министр финансов Дана Райзниеце-Озола признала: на предприятии много работников, а региону сложно создавать новые рабочие места. «Этот фактор накладывает на правительство эмоциональные и моральные обязательства искать решения», — добавила она. Однако по поводу госгарантий министр скептична.

По словам ее советника Юрия Спиридонова, скепсис связан с негативным опытом предоставления госгарантий вообще. Не так давно государству пришлось выплачивать кредит в размере десятков миллионов евро за «Лиепайский металлург» — еще одно крупное предприятие, которое столкнулось с кризисом и приостановило производство. Аналогичная ситуация наблюдалась в латвийских больницах, которые не смогли справиться со своими кредитами.

«У нас пока нет материала для оценки, нам нужен бизнес-план. Все зависит от наличия долгосрочных договоров. Завод должен показать, где развитие», — говорит Спиридонов Русской службе Би-би-си. Однако если завод не смог убедить в своем процветании банк, то с государством это также может быть нелегко.

Все из-за России

Сам завод объясняет свое положение геополитикой. «Тут проблематично, — говорит Русской службе Би-би-си председатель правления ДЛРЗ Айвар Кескула. — Обе стороны — ЕС и РФ — из экономического управления перешли в политическое. Обе стороны машут санкциями — это политические решения».

Однако, судя по данным регистра CrediWeb, ситуация начала ухудшаться задолго до российского кризиса. Если в 2012 году предприятие работало с прибылью в размере почти миллион евро, то в 2013 году это уже были убытки в 263 тысячи евро, а в 2015 году — в 509 тысяч евро.

По словам Айвара Кескулы, основная причина — падение курса рубля: в момент оплаты оказалось, что завод получил в два раза меньше, чем должен был.

В результате доля российского рынка упала в два раза (с 47% до 24%) только за прошлый год — такие цифры звучали в местных СМИ. Не помог и тот факт, что у ДЛРЗ есть российские акционеры — опосредованно четверть акций принадлежит компании Globaltrans Investment PLC, которую называют одним из крупнейших частных грузоперевозчиков в России.

И уж точно структура собственников не поможет вести переговоры с латвийским государством относительно госгарантий. На фоне стагнирующей экономики политикам будет крайне сложно объяснить избирателям, почему оно снова раздает деньги частному бизнесу. Тем более что в данном случае речь идет о бизнесменах с весьма непростой репутацией и проблемными эпизодами сотрудничества с госструктурами.

Неожиданный ремонт

Как говорит , адвокат председателя совета завода и его опосредованного совладельца Олега Осиновского, негативную роль в формировании не лучшей финансовой ситуации на заводе могли сыграть и уголовные процессы, в которых фигурирует его клиент. По словам адвоката, любой банк оценивает в том числе и подобного рода информацию.

Олег Осиновский, гражданин Эстонии и один из самых состоятельных людей страны, фигурирует в одном из самых громких коррупционных скандалов в Латвии — ему присвоен статус подозреваемого в деле о даче взятки должностному лицу.

Полтора года назад с крупной суммой денег латвийскими правоохранительными органами был задержан , экс-глава Латвийской железной дороги. В итоге Магонис потерял должность, а Латвия чуть не лишилась железнодорожного сообщения с Россией — о такой перспективе сообщило руководство LDZ, ссылаясь на неофициальную информацию от российской стороны о ремонте путей в латвийском направлении.

Ряд должностных лиц подтвердил: эти события связаны, поскольку Угис Магонис состоит в тесных отношениях с экс-главой РЖД Владимиром Якуниным. В те же дни должность потерял и сам Якунин.

В латвийских СМИ появились предположения, согласно которым взятку Магонису дал Осиновский. Сегодня факт участия Осиновского в этом процессе не отрицается в том числе его адвокатом. Связанные с эстонским предпринимателем компании не раз выигрывали тендеры латвийских железнодорожных госпредприятий.

Реализацию одного такого заказа — более чем на 20 миллионов евро — предприятие затянуло, что повлекло за собой штрафы и проверку со стороны Экономической полиции. Еще один договор — на 270 миллионов евро — имел косвенное отношение к ДЛРЗ и был расторгнут государством еще до начала реализации.

Несмотря ни на что руководство завода не теряет надежды. «Кто вам сказал, что у нас сложности? Мы работаем», — добавил председатель правления Айвар Кескула.

inosmi.ru

Добавить комментарий

комментарий

Популярное