Если же рассматривать сумму долгов, которые были возвращены судебными исполнителями, надо признать, то никаких внушительных результатов не наблюдается. В прошлом году приставам направлены решения о бесспорном возврате долгов на сумму 162 млн евро, но судебные исполнители «отработали» только 2,8 млн евро.

Самым успешным взыскателем за последние годы был Янис Степанов, который с 2008 года как судебный исполнитель заработал 9,4 млн евро, в том числе в 2012 году — 2,5 млн евро.

Доход Айнарса Шустса с 2008 года — 4,1 млн евро, в том числе 2012 году — 816 000 евро, Гинтерса Хмелевскиса — 3,8 млн евро (в 2011 году — 870 000 евро), Андриса Шпоре — 3,6 млн евро (в 2012 году — 625 000 евро), Сниедзе Упите — 2,4 млн евро (в 2014 году — 682 000 евро).

Впрочем, издание не уточняет, являются ли указанные сумму общим доходом бюро судебного исполнителя (без учета затрат на его содержание) или чистым заработком конкретного пристава до/после уплаты налогов.

Самые значительные сумму бюро судебных исполнителей получают за счет возврата долга в пользу банков, чаще всего – это продажа недвижимости.